Новости
19 февраля 2018, 17:01

Свет и тени «Елисеевского замка»

Объекты культурного наследия страны бывают разные. Есть объекты федерального значения, такие, как единственный в России средневековый замок в бывшем финском Выборге, насчитывающий многовековую историю. К такому наследию и отношение у государства особое, основанное на стремлении  поддерживать имидж культурной державы. Отсюда и внимание, и забота, и финансирование памятника.

А есть объекты культурного наследия регионального и местного значения. Они порой не менее важны для сохранения культурного имиджа, чем их федеральные «коллеги». Вот только для всевидящего государева ока они являются невидимками, судьба которых предоставлена на откуп властей в регионах. У которых, в свою очередь, немало насущных вопросов и проблем, требующих решения.

Подобная ситуация сложилась и в отношении так называемого «Елисеевского замка», что находится в деревне Белогорка Гатчинского района и является архитектурным памятников регионального значения. По сути, и согласно закону. Но фактически уникальное строение со столетней историей, пережившее две войны — Гражданскую и Отечественную, брошено на произвол судьбы и сохраняет прежние очертания лишь благодаря умелым рукам и мастерству его строителей начала двадцатого века.

От Романова до Елисеева

Усадьба Белогорка как таковая появилась во времена правления императора Павла Первого из династии Романовых, который любил раздавать земли за «особые заслуги». Полковник Пётр Фёдорович Малютин получил от царя это поместье, часть земель из которого он продал помещикам. Усадебная территория досталась советнику Францу Белю.

Обустроенная им роскошная мыза именовалась местными Беля Горка. В дальнейшем название стало Белогоркой. Бель построил деревянный дом, разбил огороды и сады, поставил оранжереи. Усадьбу окружал пейзажный парк, созданный на базе природного леса.

В 1897 году имение Белогорку с торгов купил Александр Григорьевич Елисеев — правнук основателя известной купеческой династии, торговый дом которых гремел по всей России. И не прогадал. Среди тогдашней знати было модным отдыхать в пригороде столицы, а Белогорские окрестности, где воздух был чист и насыщался целебными ароматами дубов, сосен, пихт и елей, в немалой степени этому способствовали. Вдобавок, вся эта территория выше моря более чем на сто метров. Эти природные условия создавали Белогорке славу целебного края.

В 1910 году в усадьбе начались крупномасштабные работы по строительству господского дома по проекту петербургского архитектора Владимира Тавлинова. А спустя всего два года на берегу Оредежа появился необычный дом-дворец, напоминающий суровый, но романтический замок. Он и сегодня прекрасно смотрится со всех сторон. Этот замок — уникальный образец усадебного строительства России эпохи модерна. Ни один его фасад не похож на другой. Сплошная оригинальность «по-елисеевски», одним словом.

Всё вокруг колхозное…

После октябрьского переворота 1917 года судьба «Елисеевского замка» изменилась вместе со страной. Частная собственность знаменитой купеческой династии была национализирована властью рабочих и крестьян, и дом «пошёл по рукам».

Сначала во дворце была устроена сельскохозяйственная коммуна. Затем замок «переквалицифировался» в дом отдыха советских служащих,  а в 1925 году здесь разместилась Ленинградская областная сельскохозяйственная станция.

До 1936 года в усадебной церкви велись службы. Далее её настоятеля сослали куда надо, а церковь превратили в склад. Во времена немецкой оккупации в доме находился штаб. Все деревянные детали дворца были сожжены при пожаре, который фашисты устроили во время отступления. Но уже к 1948 году «Елисеевский замок» восстановили.

В 1956 году ему выпало стать научно-исследовательским сельскохозяйственным институтом. В семидесятых годах в «Елисеевском замке» размещается экспериментальный корпус СЗНИИСХ — Северо-Западного научно-исследовательского института сельского хозяйства.

На усадебной территории строили парники и оранжереи, прокладывали трубопроводы, занимались высаживанием различной сельскохозяйственной флоры. Отчего всё первозданное великолепие Елисеевского парка кануло в лету. Тогда застать пейзажные остатки былой роскоши пытались многие деятели культуры и искусства, писатели и поэты. Среди них был и Иосиф Бродский. Своё последнее лето перед эмиграцией из СССР он провёл в Белогорке, работая на опытных полях сельскохозяйственного НИИ.

Общеизвестно, что государство — собственник неэффективный. Чем больше у него полномочий, тем хуже качество их исполнения. Это же касается и сохранения объектов культурного наследия. Так, ничего хорошего не принесло Гатчинскому дворцу пребывание в его стенах ВНИИ «Электронстандарт», которому была безразлична историческая ценность здания — оно же государственное. Значит, ничьё.

В такой же ситуации оказался и «Елисеевский замок». В лихие «девяностые», объявленные виновниками всех российских бед, он оказался брошен на произвол судьбы, разграблен и разорён. А отделение СЗНИИСХ в Белогорке благополучно переехало в новый административный корпус со всеми удобствами для «более лучшей» работы над семенным фондом.

Николай Огородников

Мутная история

Есть у нас особая категория людей, которая вызывает недоумение у соседей и будоражит власть. Эти люди пишут гневные письма и строчат жалобы в руководящие инстанции, устраивают народные сходы и митинги, стоят в пикетах. Эти люди ищут справедливости и взывают к здравому смыслу. Этим людям, как говорится, «больше всех надо». Один из них — пенсионер из Сиверского Николай Огородников.

Николай Николаевич по образованию инженер-электрик, окончил ЛЭТИ, работал на оборонных предприятиях. В непростых девяностых пришлось освоить профессию массажиста: через его руки прошли сотни пациентов. А ещё пенсионер играет на баяне, не чужд поэзии и, в соответствии с фамилией, увлечённо экспериментирует на своих пятнадцати сотках.

Правда, сейчас времени на увлечения остаётся немного. В 2014 году Николай Огородников впервые поднял вопрос восстановления и сохранения «Елисеевского замка», возглавил инициативную группу неравнодушных граждан, пытается разобраться в хитросплетении законной — и не только — казуистики и вернуть дворцу его былую красоту.

— Мы хотим, чтобы наш замок принадлежал народу, чтобы каждый желающий мог иметь к нему доступ, и чтобы люди, доведшие уникальный исторический памятник до разгромного состояния, понесли наказание по всей строгости закона, — считает Николай Огородников.

Сегодня «Елисеевский замок» являет собой плачевное зрелище: пустые оконные проёмы, отсутствующие двери, дырявая кровля, внутренне убранство разрушено и разграблено. Мало того, здание дважды горело и стало излюбленным местом пребывания асоциального элемента.

Казалось бы, обретение Россией независимости, нарождение в государстве первичных признаков капитализма и возвращение института частной собственности должно было способствовать появлению «второго дыхания» в истории винтажного строения — объект-то интересный для инвестиций. Хоть в частном порядке, хоть в государственном исполнении. Но, видимо, эта самая частная собственность и сыграла с купеческим домом злую шутку, вылившуюся в очень мутную историю

По словам Николая Огородникова, Россельхозакадемия была обязана выделять средства на сохранение «Елисеевского замка» и поддержание парковой зоны вокруг него в хорошем состоянии, но:

— По нашему мнению, чиновники института с начала девяностых сознательно нарушали охранные обязательства. К примеру, в 1995 году вышла из строя отопительная система, но её ремонтом никто не озаботился

Дальше — больше. В 2002 году вышел федеральный закон, разрешающий передавать в частные руки памятники культуры с условием обязательного их сохранения. Год спустя Минкульт РФ вознамерился было восстановить «Елисеевский замок» и использовать его в качестве профилактория для пожилых деятелей театра и кино.

Не вышло. В результате длительных судебных тяжб культурное министерство потерпело поражение. А руководство НИИ под предлогом задержки зарплаты работникам института «Белогорка» сначала отдало здание под арест, после чего в 2006 году продало его некой фирме «Юнити».

В сентябре шестого года на сцене появляется ООО «Дом отдыха «Белогорка», зарегистрированное в Петербурге и занимающееся, согласно документам, строительно-отделочными работами. И спустя месяц фирма «Юнити» продаёт «Елисеевский замок»  этой новообразованной компании, которая спешно подписывает совместное с Комитетом по культуре Ленобласти охранное обязательство по сохранению памятника архитектуры и благоустройству прилегающей территории. Восстановительные работы должны были закончиться в 2010 году.

Но опять что-то не срослось, поскольку «восстановление» усадьбы закончилось тем, что в 2009 году дверные и оконные проёмы, а также сгоревшую в пожаре крышу двух башен просто затянули полиэтиленовой плёнкой. Типа консервация.

Мало того. В том же году незримо присутствующий в этом деле НИИ оформил участок площадью 3,7 гектара вокруг «Елисеевского замка» в качестве земли сельхозназначения. «Однако по закону они не имели права этого делать, поскольку участок находится на особо охраняемой территории и в водоохранной зоне, как природный памятник с 1976 года», — убеждён активист Огородников.

Николай Николаевич обратил внимание ещё на одну нестыковку. Сельхозинститут «Белогорка» расположен по адресу — ул. Институтская, дом 1, а у земельного участка, который передан ООО «Дом отдыха «Белогорка» в аренду на 49 лет, адрес иной: ул. Институтская, дом 1А.

— Поскольку «Елисеевском замку» поменяли адрес, и здание теперь находится на землях сельхозназначения, то он, по нашему мнению, автоматически исключается из списка памятников архитектуры, — считает пенсионер. – Таким образом, нынешний собственник и купеческой усадьбы, и шикарного земельного участка волен поступать с ними так, как ему заблагорассудится: хоть деревья руби, хоть ферму строй.

Ждите ответа

Вполне естественно, что подобный «беспредел» в отношении уникального памятника отечественной архитектуры не остался без внимания сиверских активистов. А у кого ещё искать людям справедливости, как не у родимого государства, именно для защиты прав и свобод граждан задуманного? По идее, конечно.

А раз так, то Николай Огородников, заручившись поддержкой единомышленников, затеял переписку с властями. Его обстоятельные депеши с подробностями «замковой истории» были отправлены в прокуратуру и полицию, губернатору Ленинградской области и в Министерство культуры, иные инстанции, призванные блюсти законность. Полученные ответы оптимизма не вселили.

Так, прокуратура Ленинградской области на просьбу проверить деятельность — или бездействие — собственника «Елисеевского замка» отписалась: «Проведённая Гатчинской прокуратурой проверка показала, что ООО «Дом отдыха «Белогорка» деятельности не ведёт» . Стало быть, и претензий к ним быть не может.

Три ответа из УМВД по Гатчинскому району объединяет одно резюме: «В возбуждении уголовного дела отказано из-за неполучения ответов на запросы из государственных инстанций» . Видимо, эти инстанции весьма значимы, раз манкируют запросами из полиции.

А Комитет по культуре правительства Ленобласти поразил своей конкретикой: «Комитетом подготовлены предписания в адрес собственника об устранении нарушений законодательства в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия» . Подпись — зампредседателя комитета А.Н. Карлов.

— Подобные ответы иначе как отписками назвать нельзя, — разводит руками Николай Николаевич. — И мы считаем, что у прокуратуры Ленинградской области есть все факты для возбуждения уголовного дела в отношении бывшего директора сельхозинститута «Белогорка» Анатолия Осипова, заварившего всю эту кашу, и его начальников — чиновников из Москвы. Видимо, именно по этой причине объективное расследование по «Елисеевскому замку» и затягивается на неопределённый срок.

Из князей – в Грязи

Одним словом, история борьбы за сохранение усадьбы купца Елисеева и изрядно поредевшего приусадебного парка напоминает присказку про спасение утопающих. Конечно, эта проблема известна и руководству Сиверского ГП. К примеру, на днях Николай Огородников был на приёме у главы администрации поселения Владимира Кузьмина.

Активист и руководитель местной власти обсудили наболевшую тему, но каких-либо подвижек в её разрешении ожидать вряд ли стоит. По крайней мере, в обозримом будущем. Потому что все документы оформлены, вроде как, по закону. Частная собственность у нас, вроде как, неприкосновенна. А у каждого местного начальника есть свой начальник — вышестоящий, со своими интересами и видам на окружающую его действительность.

Так что «сиверским» вряд ли по силам тягаться с «московскими». И даже «гатчинским» это не по силам. Поэтому Владимир Кузьмин поддержал инициативу Николая Огородникова и, среди прочего, порекомендовал активисту обратиться напрямую к директору ФСБ России Александру Бортникову. Что Николай Николаевич и сделал, написав обстоятельное письмо. И теперь ожидает ответа.

«Мы пришли к выводу, что в деле «Елисеевского замка», как в делах Сиверского леса и лагере отдыха «Смена», где вскрылись незаконные механизмы продажи государственной земли, были замешаны крупные государственные чиновники и бизнесмены.

Просим принять меры по спасению и возрождению памятника архитектуры «Елисеевский замок». Все жители поселения хотят, чтобы здание замка отремонтировали, а парковую зону вокруг него привели в порядок, и она была открыта для посещения жителями и туристами» (Из обращения Н. Огородникова директору ФСБ А. Бортникову) .

Как говорится, улита едет — когда-то будет. Бесспорно одно. Если сложившаяся ситуация не изменится, то в наследство нашим потомкам останется не уникальная усадьба купца Елисеева и ей подобные исторические объекты, а шубохранилище экс-начальника РЖД Владимира Якунина да безвкусный «замок» шоумена Максима Галкина в деревне Грязи. Очень, знаете ли, не хочется.

Николай МОНАСТЫРНЫЙ










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg